Корзина
Нет отзывов, добавить
"Правовой статус русского языка: далеко ли до катастрофы?"
Контакты
ООО "Профсоветъ"
+7 показать номер
+7 показать номер
РоссияТюменская областьТюменьул. Ленина, 78, офис 201625000
Карта

"Правовой статус русского языка: далеко ли до катастрофы?"

"Правовой статус русского языка: далеко ли до катастрофы?"

В статье описывается языковая ситуация в Российской Федерации и раскрывается суть проблемы несоответствия правового статуса русского языка его реальному статусу. Обозначается ряд негативных тенденции, вытекающих из данного несоответствия.

Тема, вынесенная в название статьи, является гораздо более сложной и актуальной, чем кажется на первый взгляд. Перемены, которые произошли в нашей стране за последние десятилетия, настолько изменили положение русского языка в России, что теперь это касается каждого российского гражданина. Новая стратегия государственной национальной политики (декабрь 2012 г.), президент Путин В.В.: «Фундаментальной основой единства страны, безусловно, является русский язык, именно он формирует общее гражданское, культурное, образовательное пространство. И знать его, причём на высоком уровне, должен каждый гражданин России. Внимание к русскому языку — это, казалось бы, естественная вещь, но создаётся впечатление, что мы недооцениваем значение этого явления для страны, для государства. Считается, что это такая же данность, как воздух, и она сама по себе будет развиваться». Раздел 1. Русский язык как государственный и мировой. Языковая ситуация в Российской Федерации определяется Законом РСФСР «О языках народов РСФСР» (от 25 октября 1991 г.), Декларацией о языках народов России (от 25 октября 1991 г.) и Конституцией Российской Федерации, в которой, в соответствии со статьёй 68, признаётся право республик устанавливать наряду с русским языком свои государственные языки и запрещается пропаганда социального, национального, религиозного или языкового превосходства. В настоящее время в 19-ти республиках-субъектах Российской Федерации приняты законодательные акты, закрепляющие статус национальных языков как государственных. Статус государственного языка имеют абазинский, аварский, адыгейский, алтайский, башкирский, бурятский, даргинский, ингушский, кабардино-черкесский, калмыцкий, карачаево-балкарский, карельский, коми, коми-пермяцкий, кумыкский, лакский, лезгинский, марийский, мордовский-мокша, мордовский-эрзя, ногайский, осетинский, табасаранский, татарский, тувинский, удмуртский, хакасский, чеченский, чувашский, якутский. Главный акцент в законе «О языках народов Российской Федерации» и республиканских законах о языках сделан на задаче сохранения и развития языков. Действие этих законов призвано устранить тенденции к утрате нерусским населением бывшей РСФСР языка своей национальности. Провозгласив языки народов Российской Федерации национальным достоянием государства, закон гарантирует свободное и равноправное развитие языков, независимо от численности их носителей, а также свободное развитие двуязычия и многоязычия. Соблюдение этого закона рассматривается как гарантия языковой безопасности страны. На Правительство России возложена обязанность обеспечить разработку целевых программ по сохранению и развитию языков. Государство обязано финансировать такие программы, предусматривая в федеральном бюджете средства на их реализацию: на подготовку специалистов, организацию преподавания родного языка, на создание условий для получения общего образования на родном языке и т.д. Придание статуса государственного языкам титульных наций наряду с другими позициями может стать правовым гарантом материального поощрения или даже особым преимуществом при кадровых назначениях госслужащих, владеющих титульным языком республики. Одновременно с этим декларируется, что русский язык по-прежнему занимает одно из центральных мест среди языков народов Российской Федерации – и это вызывает недоумение. Русский язык занимает одно из центральных мест не только среди языков Российской Федерации, но среди языков всего мира, так как он единственный из всех языков РФ имеет статус мирового. Признаки мирового языка: 1. Запас слов. Во всех мировых языках количество слов составляет несколько миллионов. По числу слов русский язык занимает первое место в мире. Его ближайший конкурент – английский – в ноябре 2009 зафиксировал миллионное слово. 2. Мировые языки имеют развитую систему полифункциональных стилей, включающую в себя помимо разговорно-обиходного стиля официально-деловой (канцелярский, дипломатический, юридический — со своей терминологией, речевыми клише, грамматическими формами), публицистический (язык СМИ, теле-радиовещания), научный (с терминологией и понятийным аппаратом для круга гуманитарных, естественных и точных дисциплин) 3. Существование письменности не менее тысячи лет 4. Распространённость в мире: кроме народа – носителя языка, для которого язык родной, на этом языке говорят сотни и тысячи других народов. Другими словами, мировые языки – это языки бывших империй. Мировыми языками являются: испанский, французский, русский, английский, китайский, индийский, арабский. В качестве мирового русский язык способен выполнять функции государственного несравненно полнее, чем любой другой язык России. В настоящее время принято выделять следующие функции государственного языка: обслуживать сферу науки, образования, закона, идеологии и морали. Главное преимущество русского языка заключается в том, что он позволяет оперировать абстрактными категориями бытия: «действие» (глаголы), «качество» (имена прилагательные), «условие» (наречия), «материя» (имена существительные), «сущность» (абстрактные понятия), «количество» (имена числительные). На этом принципе построен словарь В.И. Даля, в котором каждое слово образует целую гроздь разных смысловых категорий. Таким образом в русском языке обеспечивается понятийно-операционная деятельность, необходимая для развития современной науки. Богатейший словарный потенциал и гибкая грамматическая система русского языка позволяют выражать тончайшие оттенки смысла и адекватно передавать информацию предельной степени сложности. В других национальных языках эта функция развита слабо и не так системно, как в русском. Достаточно привести такой факт: самый большой процент научных открытий и созданий инженерной мысли в двадцатом веке был сделан на русском и английском языках. Только эти языки конкурировали друг с другом в области военных технологий и в фундаментальной науки. Именно поэтому и вторая функция государственного языка – обслуживать сферу образования – также может быть выполнена на русском языке гораздо качественнее, особенно в высшей школе. Язык, в котором не успела сложиться развёрнутая и стандартизированная научная терминология, на котором не издан необходимый объём научной и учебной литературы, не может эффективно использоваться в качестве языка обучения в современном мире. Государственный язык создает единое правовое поле в общественном сознании той или иной страны. Реальная практика жизни показывает, что при переводе на другие языки совершенно избежать хотя бы некоторого искажения юридических текстов, особенно сложных административных и гражданских кодексов, не удается. Устранить различия в толковании законов во всех субъектах Федерации и произвести четкую унификацию всей юридической базы страны – задача очень сложная даже для корпуса законов, написанных на одном языке, можно ли этого достичь при наличии в стране нескольких десятков государственных языков? А ведь неотъемлемая черта правового государства -гарантированная общеприменимость законов на всей территории страны и однозначность их толкования. Предоставим слово юристам. В соответствии со ст. 18 УПК РФ уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. Согласно статье 10 закона «О судебной системе Российской Федерации», участвующим в деле лицам, не владеющим языком судопроизводства, обеспечивается право выступать и давать объяснения на родном языке либо на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика. Юристы отмечают, что данная статья при реализации на практике порождает множество проблем, так как нет ясных требований к квалификации и образованию переводчиком. Нет указания на то, кто может являться переводчиком и что делать в случае, если необходим перевод с редкого языка, кхмерского например. Как же предлагается разрешить это затруднение? Необходимо создать государственное бюро переводов при Судебном Департаменте при Верховном суде Российской Федерации, укомплектовать штат переводчиков, владеющих мировыми языками и наиболее распространенными языками на территории России. Также следует создать банк данных о лицах, которые способны выступать в качестве переводчиков с менее распространенных языков считается, что это позволит предельно упростить процедуру поиска переводчика независимо от распространенности языка перевода. Подобная инициатива выдвигалась в 2011 году, но на сегодняшний день развития не получила. Решит ли создание «банка переводчиков» проблему языка судопроизводства в РФ? Перечисленные функции государственного языка совершенно необходимо дополнить следующими, на мой взгляд, гораздо более важными. 1. Государственный язык обеспечивает единство внутренней политики страны: правоохранительные органы, система здравоохранения и образования, транспорт, в том числе железные дороги и авиасообщения, промышленные предприятия, административные учреждения, федеральные канала телерадиовещания. 2. Государственный язык обеспечивает единство внешней политики страны. 3. Государственный язык - язык армии и флота. Пока едва ли можно говорить всерьёз о проблеме вытеснения русского языка другими российскими языками внутри Российской Федерации, но определенные шаги в этом направлении постоянно предпринимаются. В начале 90-х годов часть национальной интеллигенции малых народов России настаивала на своем праве использовать только этнический язык в своем регионе и английский, а не русский язык при сношениях с внешним миром. Решительные настроения тех лет отразились уже в первом варианте Закона о языках народов РСФСР 1991 года, в котором предусматривалась особая процедура формирования в центральных учреждениях России штата переводчиков с языков национальных меньшинств на русский язык. Предполагалось, что граждане будут вести переговоры с Москвой на своем этническом языке с помощью этих переводчиков. Показательно, что при внесении в конце 90-х годов поправок в закон пункты о них исчезли не потому, что оппоненты выдвинули убедительные аргументы против подобных инициатив, а потому, что работы у нанятых людей тогда не оказалось. Но ситуация меняется. Представление о том, что русский язык открывает более широкие перспективы, а национальный язык обособляет малые народы от остального мира и годен лишь для бытового общения принято рассматривать как стереотип советского времени, который следует преодолеть во что бы то ни стало. Неудачные попытки властей ввести новые государственные языки в делопроизводство и вынужденное возвращение к русскому языку вызывают неизменное разочарование у национально ориентированной интеллигенции. Надо признать, что указанные стереотипы отражают объективное положение дел. Одним из самых сложных аспектов существования государственных языков республик является несоответствие у большинства из них статуса языка реальному состоянию языка: недостаточная степень кодификации, т.е. наличия в языке строгих, обязательных правил отбора и употребления слов, грамматических и синтаксических конструкций, отсутствие развитой системы функциональных стилей, низкий уровень междиалектной консолидированности и т.д. По мнению лингвистов, форсированное расширение функций языков РФ малоэффективно: «Достаточно вспомнить типичные переводные общественно-политические и информационные тексты в республиканских газетах на многих национальных языках – чудовищно насыщенные русскими заимствованиями, с инородным для языка синтаксисом, с обилием семантических и фразеологических кальк. Характерным свойством подобных текстов оказывается их понятность (по крайней мере на уровне общего содержания) для русского читателя или слушателя, не имеющего ни малейшего представления о данном языке – и полная недоступность для носителей этого языка, не владеющих в достаточной мере русским языком. Бессмысленность подобного, чисто механического и фиктивного, «освоения» языком новых функциональных сфер достаточно очевидна»[1]. Эти соображения необходимо принимать в расчет сторонникам языкового законодательства таких стран, как Канада или Швейцария, на чей пример они часто ссылаются. Там действительно нет единого для всей страны государственного языка, а на равных правах сосуществуют несколько государственных: немецкий, французский, английский. В любом центральном учреждении Швейцарии служащие обязаны разговаривать с посетителем на том из трех языков, на каком он к ним обратился. Дело даже не в том, что в России языков на два порядка больше, чем в этих странах, а в том, что ни один государственный язык Российской Федерации, кроме русского, не является мировым. Гораздо более сбалансированным и перспективным направлением языковой политики России видится не столько формальное уравнивание в правах языков РФ, сколько поддержание традиционно сложившегося функционального размежевания русского (общегосударственного) и других национальных языков, способных обслуживать бытовую и хозяйственную сферу, национальную культуру и литературу. В пользу этого подхода можно привести известный исторический факт: когда в 1958 году родителям было разрешено выбирать язык преподавания для своих детей, по всей стране количество национальных школ резко уменьшилось. Во второй половине 80-х годов прошлого века лишь 9% нерусского населения РСФСР обучались в национальной школе, и престиж такого обучения постоянно снижался. Можно констатировать, что советская модель, при которой население страны делится на русскоязычное большинство и двуязычное меньшинство с незначительным числом людей, не владеющих русским языком, сохраняется в современной России в силу исторической инерции. Однако при дальнейшем развитии существующих тенденций языковая ситуация в стране, безусловно, изменится. В особенно трудном положении, кроме русского языка, по-прежнему окажутся языки наиболее малочисленных народов Дальнего Востока, Сибири и европейского Севера, многим из которых больше, чем раньше, грозит вымирание. В настоящее время языки малых народов вытесняются не столько русским языком, изучение которого значительно сокращено, сколько языками титульных наций. Итак возникает новая проблема: многоязычие. Татарин, родившийся в Калмыкии, хочет изучать свой родной язык, он должен изучать титульный язык республики, ему нужен английский и русский язык – оказывается лишь на 4ом месте. Количество часов, отводимых на изучение русского языка в средней школе, не может не быть минимальным при подобной языковой ситуации. В настоящее время более половины территории Российской Федерации – это территории республик, входящих в её состав, а значит, более половины территории РФ находится вне зоны действия русского языка. Резко снижается число выпускников средних школ, способных обучаться на русском языке в престижных ВУЗах (аэрокосмические, физико-математические, инженерные и др. факультеты). Приведенные факты вынуждают искать пути решения возникших проблем. Необходимы совместные усилия политиков, языковедов и юристов в проведении продуманной и взвешенной языковой политики. Русский язык нуждается в защите, так как он единственный из языков нашей страны способен обеспечить полноценное образование и экспорт образовательных и научно-технических услуг. Поэтому приоритетное развитие сферы образования и науки и внедрение на их базе новых технологий в производственный сектор экономики – единственный путь удержаться от сползания на обочину мировой цивилизации и возродить интерес к русскому языку и русской культуре. Позиция, занятая Правительством Российской Федерацией по отношению к русскому языку, объективно не может способствовать решению этих задач. ликах РФ.именения русского языка глубоко затрагивает интересы русских и представителей нетитульных народов, проживающих в Раздел 2. Русский язык за рубежом. У русского языка есть колоссальный внутренний потенциал для дальнейшего развития и богатейшее культурное наследие. Тем не менее русский является единственным из 10-12 ведущих мировых языков, который на протяжении последних двадцати лет неуклонно утрачивает свои позиции не только во всех регионах мира, но даже внутри Российской Федерации. Возможность сохранения в обозримом будущем места русского языка в числе 10 ведущих мировых языков зависит от желания правительства сохранить статус русского языка внутри страны и за рубежом. В настоящее время Российская Федерация почти не оказывает помощь жителям стран ближнего и дальнего зарубежья, которые хотят изучать русский язык вне академического сектора у себя на родине. Не производится организованного обучения русскому языку трудовых мигрантов из стран ближнего зарубежья, находящихся в России. Российская Федерация не в состоянии принять из стран дальнего зарубежья всех желающих изучать русский язык (взрослых, школьников, студентов). Не ведётся достаточной работы по обучению русскому языку даже тех иностранных студентов, стажёров, аспирантов, которые приезжают на учёбу в российские высшие и иные учебные заведения. В необходимом объеме не проводятся курсы русского языка для бывших выпускников советских и российских вузов и их национальных ассоциаций, существующих сегодня почти в 70 странах мира, которые бы поддерживали прежний уровень владения русским языком. Российская Федерация фактически сняла с себя ответственность за обучение русскому языку соотечественников, проживающих в ближнем и дальнем зарубежье, для которых русский язык является родным. Это привело к тому, что новое поколение русских, родившееся в 90-е годы вне Российской Федерации, фактически не владеет своим родным языком. В последние годы существования СССР на русском языке говорило более 300млн. человек и русский язык прочно занимал второе место в мире после английского по распространенности. После распада СССР около половины бывших граждан Советского Союза оказалось за границами Российской Федерации и правительством РФ не было предпринято необходимых мер, чтобы их потомки овладели русским языком. Несмотря на перечисленные проблемы, русский язык пока продолжает оставаться одним из ведущих мировых языков. Он пока является официальным или рабочим языком в большинстве авторитетных международных организаций (ООН, МАГАТЭ, ЮНЕСКО, ВОЗ и др.). Но на постсоветском пространстве русский язык оказался в наиболее сложном положении. По исторической инерции он до сих пор играет там роль языка межнационального общения. Русским языком в странах СНГ продолжают пользоваться в деловых кругах, финансовой и банковской системах, в некоторых госструктурах. До 70% населения этих стран по-прежнему достаточно свободно им владеют. Однако через поколение ситуация резко изменится, поскольку идёт процесс сужения русскоязычного пространства, последствия которого ощущаются уже сегодня. В результате внедрения языка титульных наций в качестве единственного государственного русский язык постепенно вытесняется из общественно-политической и хозяйственной жизни, области культуры, средств массовой информации. Сокращаются и возможности получения образования на русском языке. Проблема не только в том, что нарушаются права миллионов наших соотечественников. Нынешняя языковая политика может вызвать серьезные затруднения в развитии сотрудничества даже в рамках СНГ. Все эти решения противоречат Гаагским 1996 года и Ословским 1998 года рекомендациям ОБСЕ по языковым и образовательным правам нацменьшинств, Европейской хартии о региональных языках, Международному Пакту о гражданских и политических правах, Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств и другим международным документам. Но правительство Российской Федерации ограничивается констатацией данной ситуации, не предпринимая никаких мер по её изменению. Другая тревожная тенденция в сфере функционирования русского языка — демонтаж системы образования на русском языке. В странах СНГ почти исчезли русские школы, русско-национальные школы преобразованы в национальные, закрыты факультеты русской филологии в университетах и педучилищах. Полностью ликвидировано обучение на русском языке в государственных вузах Прибалтики. В то же время нельзя не отметить, что в странах СНГ по-прежнему сильно стремление к восстановлению с Россией связей в области образования, к взаимному признанию документов об образовании, к восстановлению филиалов российских вузов. Анализ состояния русского языка показывает, что тревожные негативные тенденции в его развитии заслуживают самого пристального внимания со стороны государства и могут быть преодолены только путём последовательной реализации государственных мер, объединённых в единую федеральную программу, принятую не только на словах, но и осуществлённую на деле. [1] Солнцев, В.М., Михальченко, В.Ю. Национально-языковые отношения в России на современном этапе [Текст]/ В.М. Солнцев, В.Ю. Михальченко // в сб.: Языковая ситуация в Российской Федерации [Текст]. – М.: (б.и.), 1992.

Семёнова Елена Васильевна, кандидат филологических наук, доцент, г. Москва.

Предыдущие статьи